Hitchhiker's guide

Вас приветствует Moonrisekingdom - форум для тех, кто любит научную и не очень фантастику.

Мы играем космооперу про звездных пиратов, исследователей дальних границ галактики, первопроходцев таинственных планет, подковерные политические интриги, бунтующих участников сопротивления и всякие другие забавные вещи.

У нас умеренная авторская матчасть с возможностью ее пополнять ин-риал-тайм, эпизоды, рейтинг NC-17 и запрет на подсчет строк в постах.

Мы будем рады всем, кто готов разделить с нами любовь к звездным туманностям.
Хорошей игры и удачи!

Big Brother's Choice

Истерн Хастлер – популярная сеть космических фаст-фудов, располагающихся на орбитах населенных небесных тел, а так же вблизи драйвер-портов. Данная сеть прославилась тремя вещами. Во-первых, своим меню под грифом P, в котором находятся одни из самых острых блюд в галактике. Эти блюда настолько острые, что могут обжечь язык, пищевод, легко спровоцировать язву желудка, а проходя дальше по пищеварительной цепи еще и успевают оставить ожоги на стенках кишечника. Выведение подобных продуктов из организма так же доставляет людям определенный дискомфорт. Считается, что это меню создано для людей, которые в космических условиях страдают притуплением вкусовых ощущений...

— Имке Саваж

Who Is Who

На данный момент в игре 32 персонажа:
16 мужских и 16 женских.

Социальные группы:


Работники корпораций: 6
Преступники: 9
Фрилансеры: 14
Колонисты: 3
Антиглобалисты: 1

Возрастные категории:


Младше 16: 2
16-25: 4
26-35: 16
36-45: 5
Старше 46: 5

Space Tribute

• На планете-поставщике калифорния Шингра-Син (Бекрукс) начались общественные беспорядки. Ультра-правые группировки и примкнувшие к ним так называемые антиглобалисты нанесли серию одновременных ударов, направленных на захват власти на территории планеты. Одновременно были захвачены все 4 порта планеты. Попытку захватить завод удалось отбить. Здание мэрии после теракта частично разрушено взрывом. На планете нет связи. Местное население пребывает в панике. В поддержку местным малочисленным охранным подразделениям стягиваются федеральные войска, однако из-за удаленности планеты от черной дыры расчетное время их прибытия составляет 72 часа от точки входа в систему. [читать подробнее]

Resident Evil Generations. Форумная ролевая игра в жанре survival horror
Doctor Who: Don't Panic

Фантасмагория
FRPG Blind Spot
Яндекс.Метрика

Moonrise Kingdom

Объявление

Ролевая игра закрыта. Спасибо всем, кто прошел с нами этой сай-файной тропой, надеемся, вам было весело, нам - очень.
Желаем всем игрокам новых хороших сюжетов и ролей, вы - просто космос)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Moonrise Kingdom » Сейчас » Высказыванию не подлежит


Высказыванию не подлежит

Сообщений 121 страница 127 из 127

121

Джонатан выглядел отвратительно – так, словно его укусила кейпская гадюка, и теперь её яд медленно растекался по некогда крепкому организму, заставляя каждый его кусочек постепенно отказываться от владельца. Теперь в нём только размытые очертания знакомой оболочки напоминали Базза, и Астрид, бессловесно понаблюдав за происходящим, ушла грабить дом Нортропа и грузить вещи в машину. Она заново разобрала аптечку и сложила в пакет с застёжкой лекарства, показавшиеся ей полезными, во второй пакет отправились упаковки бинтов, антисептик и порционный анестетик. Несколько крупных таблеток Астрид растолкла в мелкое крошево, залила тёплой водой и, подогрев в микроволновке, добавила к ним пакетированной чайной смеси, заполнившей узкую кухню ароматом сухой травы. На Бьерне это возвращало даже мертвецов – чтобы потом они, отплёвываясь, быстренько собирали свои вещи и уматывали домой, – значит, и Джону должно было поставить на ноги.
Себе и доктору Астрид не стала заваривать чай; ей уже ничего, кроме дороги, и не хотелось, и во рту ещё стоял привкус его тостов и травянистого шарпийского пойла. Оставив лекарство остывать, она быстро осмотрелась на первом этаже, подальше задвинула гитару Джоны, наскоро проверила состояние Нортропа и вернулась на кухню, сочтя его удовлетворительным. Чашка приятно согревала пальцы. Астрид осторожно поставила её на прикроватную тумбочку и нахмурилась, переведя взгляд с Джоны на Верье, как на более адекватного собеседника сейчас.
– Спросите его об этом в машине, – она выпрямилась во весь рост, сверху вниз поглядывая на доктора. – Сейчас нам надо ехать, а для этого надо поднять Джонатана на ноги. Это поможет, – она кивнула на чашку, усмехнулась одними губами. – Обычное противовирусное, доктор, не смотрите на меня так. Запрещено всего в трёх системах, Солнечная в этот список не входит.
Астрид могла бы заставить Джону выпить лекарство самостоятельно – ради бога, Джона, прими лекарство, будь послушным зайкой, – но Верье, увлечённый ролью заботливого отца, очевидно не отвлекался на другие аспекты их поездки и не задавал лишних вопросов, и это было удобно. Она многозначительно извлекла из кармана смартфон и посмотрела на время. Они успевали, но Верье об этом знать совершенно не полагалось.
– Давайте, – подтолкнула его Астрид. – Выпьет лекарство, поднимаем его и в машину.

0

122

Лабораторная забота Верье, ровная как записанный от руки список задач на листе в его блокноте, больше не успокаивала. В докторе как никогда ранее был заметен пугающий контроль, вплоть до мелочей. Даже за водой он направился не из-за просьбы, а потому что решил, что исполнить эту просьбу будет полезно.
Как бы Джона ни старался, он не мог вспомнить, был ли Верье такой всегда. Да и что бы ему дали воспоминания? Себастьян Савиль успел показать, что воспоминания Джонатана — книжка с картинками и не более. Теперь он не мог сформулировать ничего конкретного, но тогда он был Себастьяном — Баззом — и он знал. Отлично знал, в чём разница между Хеймдаллем и... Улиссом?
Джонатан взял стакан, три раза удостоверился, что пальцы его не подведут, и одним длинным глотком осушил его. Вода провалилась и пропала где-то на уровне кадыка, пришлось просить ещё. Второй стакан Джонатан цедил скупыми глотками.
— Я болен. С прошлой... — Джона запнулся, не вполне уверенный в своём ощущении времени. Сомнения захватывали всё больше пространства, пугая соразмерно. — ...с первой ночи, наверное. И я...
И он совершенно не представлял, что отвечать. Астрид оказалась для него спасением, пусть и сомнительным, но — с горячей кружкой в руках. За неё Джона схватился, стараясь вообще не думать о том, что там намешано, не почувствовав вкуса — только отступающий озноб и некоторое прояснение в мыслях.
— Куда? — спросил Джона между глотками, не решив, как верно оформить фразу: "куда мы едем?" или "куда вы меня тащите?". Второе подразумевало протест, но Джонатан не чувствовал себя в состоянии протестовать.
Верье, по всей видимости, был в курсе и содействовал, вопреки тому, что случилось вчера. Было ли это на самом деле? Было ли их противостояние правдой?
Джонатан не признался бы никому, и даже себе, но уверенность в намерениях Верье глушила его собственную готовность строить собственные планы поперёк. Ведь Себастьян Савиль не просто ненавидел Верье.
Джонатан отлично помнил его страх.

0

123

Эсси и теперь пыталась взять все под контроль, не то не понимая, не то игнорируя тот факт, что рядом с Джоной, Баззом - рядом со всеми, кем тот был, кроме, возможно, Себастьяна в его первые дни - принимал решения всегда доктор Верье. Он был главным. Всегда. При любых обстоятельствах. Теперь же ему приходилось ждать возможности делать свое дело. Не протестовать, когда Эсси вливала что-то в его пациента, когда она торопила их - хотя о какой спешке вообще может идти речь в такой ситуации?
Дошло до того, что Савин Верье - он! - сомневался. Вчера ему казалось, что оставить Себастьяна в сознании - лучший из вариантов. Так он мог бы не бояться, что уберет его не полностью. Теперь же волновался, думал: а сможет ли он вообще убрать его, тем более полностью? Осталось ли от Джоны достаточно Джоны для того, чтобы вновь воссоздать в себе отдельную личность? Насколько она будет походить на Джону прежнего?
В любое другое время эти же самые вопросы заразили бы его азартом исследователя. Теперь же его не былою Одни лишь тревоги, тревоги, тревоги.
Еще и поэтому он не стал спорить, а потом Эсси довести Джону до машины и устроиться на заднем сидении. Сам Верье сел там же - он хотел наблюдать за всем, что происходит. Какое-то время дороги он молчал, решая, что делать. Времени было слишком мало, условия были слишком не те. Он никогда не решился бы в таких условиях откатывать программу назад или записывать что-то поверх случившегося бага. И потому он пошел по пути, который в иное время считал бы трусливым и слишком осторожным - решил посмотреть, не выйдет ли так, что баг удастся обойти.
И потому он велел Джоне забыть все, что произошло за прошедшие двое суток, вплоть до того утра, когда он решил отправиться на фестиваль в Сахару. Верье подождал, пока Джона воспримет приказ, поискал в его глазах признаки успеха или ошибки, но не увидел ни того, ни другого. Оставалось надеяться, что этого хватит. И он надеялся, хотя обычно надежду отвергал, принимая лишь точный расчет.
Верье устало потер виски. Эти сутки будто забрали у него десять лет жизни.
- Вы не ответили ему, - сказал Верье, пытаясь поймать в зеркале заднего вида взгляд Эсси. - Ку мы едем, Эсси?

0

124

Астрид оставила позади медвежий угол, Нортропа и отголоски сомнений, пытавшихся прорасти в её улиссовской социализации, и невозмутимо повела машину вперёд, по ярко-синей линии на карте, к жирной точке с не менее жирной галкой над ней. Она никогда не любила быть на Земле долго, ей всегда – вот и сейчас тоже – поскорее хотелось убраться отсюда, первым же рейсом до какой-нибудь не слишком обжитой планеты, без лишнего багажа и попутчиков. Теперь с ней были Верье и Джонатан (Астрид бы предпочла Базза, но выбирать пока не приходилось), слишком много вещей и три билета на не совсем легальный полёт.
– Мы едем в порт между… – она внимательно всмотрелась в навигатор, приблизила немного картинку на карте, второй рукой плотнее ухватившись за руль, – Форсетом и Фоллебу. Скоро начнётся Мьёса, я бы на вашем месте смотрела в окно сейчас.
Она спокойно повела плечами, перестраивая машину в соседний ряд и потихоньку сбавляя скорость. До Мьёсы на самом деле было не так уж скоро, хоть Астрид и выжимала из громадины Нортропа допустимый правилами максимум, но говорить с Верье ей совершенно не хотелось, её и без того устраивало их обоюдное безмолвие. Дорожный счётчик списал со счёта Медвежонка деньги, щёлкнуло – и Астрид повела машину дальше, по полупустому шоссе, под внимательными взглядами десятков видеокамер. Внутри неё тоже что-то переключилось, накручивая одну эту деталь ко всем остальным. Астрид запоминала очень внимательно и хорошо, подозревая, что после придётся рассказывать. К счастью, платных дорог на их пути было не так много.
Первое озеро было маленьким и неказистым, второе – Мьёса – растянулось на половину маршрута, и над ним небо перетекало из алого в разбавленный чернильно-синий, особенно угрюмый из-за ощутимого загородного безлюдья. Время от времени Астрид ревниво поглядывала назад; на всякий случай она заблокировала двери, а дротики с транквилизатором держала почти под рукой, хотя ни Верье, ни Джона, казалось, о побеге и не помышляли.
– Я прошла регистрацию за нас всех, – озеро скрылось за домами и перегородкой из столбов и деревьев, и Астрид решила ещё немного ввести Верье в курс дела, – так что мы сможем улететь почти сразу. Куда именно – вам пока лучше не знать, – Астрид поправила зеркало заднего вида и прикрыла окна от наступающего вечернего холода. – Там будет безопасно – и для вас, и для Джоны. Для вас – пока вы сотрудничаете, запомните, это важно. Никого из вас, надеюсь, не укачивает при межпланетных перелётах?

0

125

По сторонам от дороги толпились башенные краны деревьев, ревностно загораживая всё мало-мальски интересное. Стяжатели-ели ещё и снег кое-где пытались сохнарить, сгребая его под себя, даром что тот потемнел и был похож на ржавые кучи металлического мусора. Но и от этого зрелища становилось зябко и хотелось в Сахару.
Но, похоже, Джона не доехал до Сахары.
Он не был уверен, в какой момент всё свернуло с плана хорошо провести время в до отвратительного знакомую колею болезни, и не хотел вспоминать. Здравый смысл Джонатана сдался и предпочёл воспринимать как должное пробел между домом Верье и этой консервной банкой. Доктор тоже был здесь, но это мало успокаивало. Двигатель родом из Средних Веков вертел поршнями, казалось, где-то над поджелудочной железой.
Ещё – по ощущениям, где-то там же, у диафрагмы – Джону грызло некое сильное намерение. Знай он, к чему его приложить, он без промедления вышел бы из авто, мало ли что оно несётся по трассе со скоростью ощутимо превышающей установленный режим.
Но вместо этого Джона бездумно провожал взглядом пролетающие мимо строения и рекламные щиты в ожидании, что плотный туман в голове рассеется сам собой. Верье был здесь, незнакомая копна медных пружинок над водительским сиденьем не беспокоила. Джона привык доверять себе, так что… ну, рано или поздно мысли сами себя сформулируют. Разве не так?
– Вы не ответили ему, – сказал вдруг Верье, и Джона, с неохотой отлипнув от окна, перекатил голову по спинке сиденья, чтобы его увидеть. Как он постарел… или это Джона никогда раньше не замечал, занятый только собой и своими проблемами?
– Куда мы едем, Эсси?
Джона поправил крен головы и посмотрел на стог кудряшек. Водителя ведра с запчастями звали Эсси. Это Джоне не понравилось. Хоть в чёрной дыре топи, не нравилось. Почему?
– Почему? – спросил Джона и не узнал свой голос. – Клиника на Земле. Мы не едем в клинику? Извините, доктор…
Если честно, извиняться сильно не хотелось. Но с желаниями своими Джона вообще определиться не мог. Часть из них, попавшись, оказалась необъяснимо страшной.

0

126

- Мы едем в другую клинику, - быстро ответил Верье,  потому что Джона и его вопросы были важнее - и Эсси с ее теперь уже намеками на угрозы, и вообще всего. - Не переживай об этом. Ты нездоров, но скоро все будет нормально.
Он удержался от желания погладить Джону по голове. Не стоит создавать лишние эмоциональные привязанности, тем более, что доктор Верье и так хорошо понимал, что со своей стороны давно уже переступил доступную и адекватную дистанцию. Ни о каком из своих проектов он не волновался так сильно, и, стоило признать, на этом этапе он волновался не только о проекте, не только об его удачном завершении, которое не сильно, но подтянуло бы упрямое человечество прямо к восхитительному будущему, лежавшему впереди, совсем рядом, только руку протяни.
Нет, он волновался о Джоне. Потому что, вероятно, Джона ему нравился. А может, неистраченные отцовские чувства наконец-то дали о себе знать - как тут угадаешь.
- Вы очень предусмотрительны, - Верье, оборвав мысли, которые никому сейчас не были нужны, посмотрел на Эсси. - Действительно, чем скорее мы исчезнем, тем удобнее будет нам всем. И мы уже говорили про сотрудничество, я уже отвечал вам об этом. Повторением вы ничего не добьетесь. Все будет именно так, как я отвечал раньше - я охотно буду сотрудничать с Вами, пока мы работаем над одним проектом и пока ваши бездумные желания не будут требовать от меня действий, которые нанесут ему непоправимый урон. С тем же успехом вы можете закончить все сейчас, мелким выстрелом, но только получится дольше - а я не из тех, кто продляет бесцельные молнии, множа мучения.

0

127

Верье ещё что-то говорил, но Астрид уже слушала его вполуха; своё-то она высказала, а дальше уже его проблемы. Её занимало нечто более ощутимое пока, чем их полёт, о котором доктор знал, и встреча с Ньютоном, о которой он не подозревал: Астрид выбирала место на парковке, напоминавшей изрядно потрёпанное шахматное поле с разбросанными по всем краям фигурами-машинами, большими и потёртыми жизнью. Рано включившиеся фонари работали не везде, и часть площадки тонула в мягком весеннем сумраке, разгоняемом светом самого здания порта. Она примостилась на краю этой светотени и первой щёлкнула ремнём безопасности, осмотрела салон: не хотелось забыть здесь хоть что-то. Кивнула Верье и Джоне: на выход.
Парковочный указатель вежливо сообщал, что оставленные здесь неоплаченные машины будут эвакуированы через семь дней с соблюдением протокола. Астрид чуть не сбила его вытащенным из багажника чемоданом, когда протягивала тот Верье. Свою сумку она закинула на плечо, поправила мигом собравшуюся лямку и будто случайно пнула ногой упавшие ключи, загоняя их в темень за колесом. Ни дождь, ни снег, ни ночной мрак не заставят сотрудников этого порта обратить на это внимание, пока не истечёт семь дней после ещё оплаченных двух суток, и Астрид это полностью устраивало.
– Порт принадлежит «Финч продакшн», – она указала на увядшую неоновую вывеску над главным входом, к которому вела их сейчас через линялую разметку парковки, – но сейчас находится практически на самообеспечении, потому что кто-то там что-то не поделил в руководстве. Одна из крупных точек внеземной контрабанды, – Астрид с явным равнодушием дёрнула плечом, заодно поправляя сумку. – Думаю, доктор, если вы поспрашиваете, то найдёте здесь даже ваш шарпейский чай.
Она прониклась тёплыми чувствами к контрабандистам из «Финч продакшн», когда на одной из разрабатываемых планет их настигло отсутствие поставок продовольствия и лекарств одновременно с эпидемией местной ветрянки, а единственный канал, который тогда ловился, оказался внешней связью торговцем всем подряд из соседней системы. Астрид никогда больше так не радовалась кофе и анестезирующей мази, как в тот момент, когда шаткое судёнышко приземлилось неподалёку от их лагеря, распугав местных пустынных лисиц, и с него на планету не выгрузили десять ящиков с запасом еды и лекарств, достаточных для того, чтобы прожить до официальной посылки от Стрей-тейл.
– Ты как, держишься? – посмотрела она на Джонатана. От их первой встречи на сонной городской улице и до этого момента прошла целая вечность, случилось столько всего, что Астрид слабо представляла, кто она для него сейчас. Женщина, которая его ударила и заперла в клетку? Женщина, которая спасала его от удушающей экспериментальной заботы Верье? Женщина, которая увозила его на верную смерть? Эта мысль ей не нравилась, и Астрид запретила себе её думать, но всё равно ощущала её слабенькое присутствие в своей голове.
В первой зоне порт расходился в стороны замыленным хромом и химическим ароматом кофе, кто-то из пассажиров громко ругался с сотрудниками, остальные, редкие и бледные, сливались со стенами, уткнувшись носами в смартфоны и планшеты. С больших экранов беззвучно бросалась на мир корпоративная реклама. Астрид быстро раздобыла вполне приличный травяной чай и повела свою странную команду к стойке регистрации.
– У меня три билета на фамилию Сундин, с багажом, – сказала она форменному роботу в цветах ФП и ввела номер своего счёта, подтверждая присутствие. Робот в ответ выплюнул в неё три пластиковых жетона, и Астрид раздала их Верье и Джонатану. – Корабль называется «Колхида», отправляется через двадцать минут.
Никакого места прибытия или хотя бы времени в пути. Она и сама смутно подозревала, когда и где Ньют перехватит их, но, даже если бы и знала, не стала говорить Верье. Астрид отклеила от своего жетона яркий слой и клацнула его на выпуклый бок дорожной сумки.
Наконец-то можно было оставить Землю позади.

Отредактировано Astrid Sundin (2017-09-17 14:24:29)

0


Вы здесь » Moonrise Kingdom » Сейчас » Высказыванию не подлежит